Среда, 1 декабря, 2021

Спасут ли Россию АЭС и ГЭС от «дорогой» зеленой энергетики

текст: Кристина Симонова, фото: rushydro.ru, rosatom.ru

Инвестпроекты

В мире все больше отраслевых компаний смотрят в сторону зеленой генерации, изучают в том числе возможности применения водорода. За рубежом постепенно сформировалась новая климатическая идеология, которая легла в основу глобального энергоперехода. На фоне подобных заявлений активизировались дискуссии вокруг тематики глобального потепления. Адепты «зеленого» направления заявляют, что рост уровня углекислого газа происходит за счет сжигания ископаемого топлива, истинная стоимость которого выше стоимости ВИЭ. Скептики, в свою очередь, отмечают, что роль антропогенного фактора не является ключевой в изменении климата, а рост уровня углекислого газа естественен. Развитие же зеленой энергетики будет стоить недешево.

США намерены снизить выбросы парниковых газов на 50% к 2030 году, а к 2050 году выйти на нулевой уровень. Китай планирует достигнуть углеродной нейтральности к 2060 году, а Евросоюз – к 2050 году. Россия не отстает, внося колоссальный вклад в абсорбирование глобальных выбросов как своих, так и чужих, за счет поглощающих способностей экосистем, оцениваемых в 2,5 млрд тонн эквивалента углекислого газа в год. Изменение методики определения поглощения парниковых газов российскими лесами и ее признание на международном уровне позволит «смягчить» энергопереход.

Сегодня страны предпринимают разные действия для достижения «чистого нуля», в том числе вводят системы торговли выбросами. Сегодня в фокусе внимания мирового сообщества две такие системы: европейская ETS EU (запущена в 2005 году; текущая цена более 60 €/т + ТУР) и китайская (запущена 16 июля 2021 года; текущая цена – около 5–7 €/т). Немаловажно, что в этих системах торговли выбросами и в любых других инициативах по углеродному регулированию плательщиком становится тепловая генерация.

В то же время по инициативе ЕС мир столкнулся с первым прецедентом по трансграничному углеродному регулированию. Если под ТУР, как и планируется, попадут такие товары, как электроэнергия, железо (чугун) и сталь, алюминий, цемент, удобрения, то на российских производителей ляжет дополнительная финансовая нагрузка. При этом наша страна имеет достаточно низкий углеродный след (8-е место в мире) за счет большой доли АЭС, ГЭС и газовых электростанций.

Согласно Стратегии низкоуглеродного развития России до 2050 года, допускается четыре варианта развития событий. Два из них предполагают повышение углеродного следа, это инерционный и базовый сценарии. Два других сценария позволяют достичь углеродной нейтральности: интенсивный – к 2060 году, агрессивный – к 2050-му. Примечательно, что во всех сценариях единственная отрасль, по которой обозначены конкретные цифры, – электроэнергетика. В инерционном сценарии говорится о вводе 140 ГВт ВИЭ, 72% из которых – низкоуглеродные, а в интенсивном – о 280 ГВт ВИЭ, из них 45% СЭС, 26% ВЭС и 20% АЭС. Таким образом, все варианты стратегии предусматривают серьезное изменение структуры электрогенерации РФ.

Сегодня страны предпринимают разные действия для достижения «чистого нуля», в том числе вводят системы торговли выбросами.

Для того чтобы Россия была в тренде глобальных изменений, необходимо уделить внимание формированию общественного мнения по вопросам климатической повестки, которые сейчас воспринимаются в большинстве своем «насажденными извне». Безусловно, стоит обсудить целесообразность внедрения механизмов регулирования углеродного рынка и проанализировать последствия изменения баланса генерации, совокупный объем инвестиций по отраслям и источникам финансирования, социально-экономические последствия.

Кроме того, нужно сформировать систему обращения низкоуглеродных (когенерационных) сертификатов, а также внедрить систему климатических проектов и систему учета прямых и косвенных выбросов. Потребуется и актуализация Генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики.
Сегодня очевидный тренд, в том числе в России, – спрос на электроэнергию ВИЭ. При этом развитие технологий позволяет достичь стоимости ВИЭ на уровне не выше ОРЭМ и позволяет снизить углеродный след в ЕЭС без увеличения нагрузки на потребителей. Однако реализуемые проекты ВИЭ в настоящее время не являются системным ответом на внешние вызовы и запросы потребителей. В этом ключе следует рассмотреть возможность перехода на одноставочную модель рынка и развитие системы долгосрочных двусторонних договоров «потребитель – производитель зеленой энергии».

Первый заместитель генерального директора ООО «Газпром энергохолдинг» Павел Шацкий заметил, что традиционная генерация вносит весомый вклад в достижение целей устойчивого развития. Причем она начала это делать еще задолго до того, как экологическая тематика стала одной из центральных в мировой повестке. Так, с 2007 по 2020 год «Газпром энергохолдинг» снизил УРУТ на 11%, а выбросы парниковых газов – на 25%, ввел 9 ГВт высокоэффективных мощностей, вывел 7 ГВт неэффективного оборудования; доля природного газа в его топливном балансе достигла 91%.

По мнению эксперта, в ближайшие десять лет традиционная генерация столкнется с рядом вызовов, одним из которых является декарбонизация, она будет стимулировать к поиску более экологичных, менее эмиссионных видов топлива. «Если тот темп, который наше профессиональное сообщество взяло за последние 20 лет, сохранится, то нам удастся выполнить зеленую повестку и без увеличения доли ВИЭ. Главное – сделать правильный выбор в поддержке тепловой генерации – определить, какую генерацию поддерживать и как», – убежден Павел Шацкий.

Генеральный директор СУЭК Степан Солженицын подчеркнул, что серьезным преимуществом России является низкая стоимость электроэнергии. В настоящий момент цены на электроэнергию для промышленных потребителей в нашей стране – одни из самых низких по сравнению с развитыми странами. Важнейшим трендом Степан Солженицын считает электрификацию в зданиях и автомобильном транспорте, что приведет к удвоению спроса на электроэнергию в 2050 году.

Этот посыл поддержал генеральный директор ПАО «Энел Россия» Стефан Звегинцов, заявив, что, помимо декарбонизации отрасли, самым дешевым и эффективным способом снизить значительную часть энергопотребления является электрификация. Эксперт считает, что России пока не стоит питать иллюзий относительно экспорта собственного водорода, поскольку Европа или любой другой клиент вряд ли будет заинтересован в покупке серого водорода, он, скорее, выберет наиболее чистый водород, каким по определению является зеленый.

Заместитель генерального директора – директор по сбыту АО «Концерн Росэнергоатом» Александр Хвалько обозначил перспективы атомной энергетики в условиях ESG-повестки. Он напомнил, что атомная энергетика не производит CO2: отсутствие выбросов CO2 при производстве электроэнергии на АЭС обусловлено отсутствием сгорания органического топлива в реакторе. При этом АЭС – один из наиболее безопасных источников энергии с точки зрения воздействия CO2 на здоровье человека.

В этой связи атомная энергетика может стать глобальным ответом на климатические вызовы XXI века, ведь благодаря атомной энергии Россия экономит 110 млн т выбросов CO2 в год, а замещение 4 ГВт угольных ТЭС на АЭС предотвратит сжигание кислорода, которое производит 10–12 млн га леса (площадь Греции).

Сергей Киров, член правления, первый заместитель генерального директора ПАО «РусГидро», отмечает, что работа ГЭС ежегодно предотвращает на 10–15% выбросы углекислого газа в атмосферу от общего объема техногенных выбросов в России за счет экономии до 55 млн т.у.т в год. Эксперт отмечает, что эффективное увеличение гидроэнергетического потенциала может стать важнейшим ресурсом для роста экономики России.

spot_img

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

spot_img

Новости

С «Омскшины» взыскали 6 миллионов долга за услуги ЖКХ

Судебные приставы взыскали Омской области взыскали с АО «Омскшина» 5,9 миллионов рублей задолженности.
spot_img

Читайте также:

spot_img