Как доехать до угля

текст: Станислав Казаченко, фото: пресс-служба ОАО «РЖД»

Правительство РФ распорядилось о реализации проекта по железнодорожному сообщению между Красноярским краем и Тывой.

Строительство железнодорожной ветки Курагино–Кызыл поддержано правительственным распоряжением. Ранее проект долго тормозился из-за экономических проблем.

Председатель Правительства России Дмитрий Медведев подписал в апреле распоряжение о начале реализации проекта «Строительство железной дороги Элегест–Кызыл–Курагино и угольного портового терминала на Дальнем Востоке в увязке с освоением минерально-сырьевой базы Республики Тыва». Соответственное сообщение размещено на официальном сайте кабинета министров. Таким образом, будет создано железнодорожное сообщение.

Документ предусматривает заключение концессионного соглашения с АО «ТЭПК «Курагино-Кызыл». Протяженность ветки должна составить 410 километров, а ее пропускная способность – 27 млн тонн груза в год. Линия должна пройти через три горных хребта и 70 лавиноопасных участков. Помимо того, специалистам предстоит пробить восемь тоннелей под массивами Саянских гор и возвести 127 мостов. Дорога свяжет не только столицу республики и краевой райцентр, но включит и Элегест, где расположено месторождение коксующегося угля с предполагаемыми запасами около 1 млрд тонн.

Оценочный объем необходимых инвестиций – 195 млрд рублей. Предполагается, что ввод в эксплуатацию железной дороги произойдет в 2023 году.

Запланированный срок концессии – 30 лет, с октября 2018 по декабрь 2048 года. Концедент – Российские железные дороги. Концессионер – специальная проектная компания (СПК), где 47,5% принадлежит ТЭПК Руслана Байсарова (владеет лицензией на разработку Элегеста), такая же доля – у УК «Лидер» (в числе его учредителей – Внешэкономбанк, «Газпром», «Газфонд» и Газпромбанк), еще 5% – ОАО «РЖД». Инвестиции будут на 15% обеспечены собственными средствами концессионера, остальное СПК будет привлекать в качестве займов. После запуска дороги объем перевозок здесь планируется в 15 млн тонн в год, из которых 12 млн тонн будет занимать элегестский уголь. По имеющейся информации, в соглашении предусмотрена компенсация концедентом минимальной гарантированной доходности, то есть покрытие недополученной выручки концессионера, если вывоз грузов оказывается ниже плана.

Проект освоения Элегестского месторождения и строительства железной дороги Курагино–Кызыл имеет многолетнюю и не всегда успешную историю. Фактически старт инициативе был дан в декабре 2011 года, когда Владимир Путин, который на тот момент занимал пост главы правительства РФ, в рамках официальной церемонии торжественно забил золотой костыль в основание полотна в пригороде Кызыла.

Изначально реализаций этой идеи занималось ЗАО «Енисейская промышленная компания», созданная предпринимателем Сергеем Пугачевым. Спустя некоторое время бизнесмен стал испытывать финансовые и политические трудности, заставившие его впоследствии уехать из России. В рамках этого процесса, кроме прочего, ЕПК была продана в 2011 году. Новыми собственниками предприятия владельцам Русской медной компании Игорь Алтушкин и Руслан Байсаров.

Впрочем, год спустя Байсаров заявил о приостановлении своего участия в сделке по приобретению компании и о сложении с себя полномочий гендиректора ЕПК из-за вскрывшихся дополнительных рисков и обременений. «Енисейская промышленная компания» вскоре столкнулась с экономическими трудностями и в мае 2012 года была вынуждена прекратить работы на Элегестском меторождении. Месяц спустя Межпромбанк (ранее также принадлежавший Сергею Пугачеву) подал иск о банкротстве предприятия из-за скопившейся с 2007 года задолженности в размере 878 млн рублей. Впрочем, ЕПК за период разбирательств успела погасить долг, и дело в течение года было закрыто. Однако в 2012 году также инвестиционный фонд РФ отказался продолжать финансирование строительства железной дороги Курагино–Кызыл из-за неэффективности расходования бюджетных средств. Власти стали открыто сомневаться в перспективах проекта и целесообразности существования ЕПК. Об этом заявлял, например, Виктор Толоконский, который на тот момент занимал должность полномочного представителя Президента в СФО. В результате в начале 2013 года «Енисейская промышленная компания» обратилась в арбитражный суд, попросив признать саму себя банкротом.

Одновременно о своих претензиях на разработку проекта заявил Руслан Байсаров. Осенью 2012 года для этой цели он создал «Тувинскую инвестиционную корпорацию» с уставным капиталом 1 млрд рублей, а еще раньше – возглавил «Тувинскую энергетическую промышленную компанию» (ТЭПК). Весной того же года эта компания выиграла лицензию на разработку Элегестского месторождения, став единственным заявителем на конкурсе, проводившемся Роснедрами. ТЭПК выкупил право на разработку на протяжении 20 лет по стартовой цене – 548 млн рублей.

За прошедшее время представители власти и экспертного сообщества выражали разные мнения о судьбе проекта – от оптимистических до скептических. Например, министр обороны РФ предлагал продлить ветку до Китая, а в перспективе – и до Индии. Идея была тогда одобрена на уровне премьер-министра Дмитрия Медведева и, по его словам, «взята в разработку».

«У нас в программе есть строительство железной дороги из Курагина на юг, на Кызыл, и от Кызыла это могло бы пойти дальше через западную Монголию на Урумчи, на Китай, оттуда уже в любую сторону: Пакистан, Индия, куда угодно. Тогда у нас появлялась бы довольно серьезная разгрузка этой центральной части, о которой мы так много говорим, что нам надо грузопотоки переориентировать, в частности по углю.

Если бы такой проект мог бы быть принят и разработан вместе с китайскими коллегами, они бы, на мой взгляд, приняли бы в этом самое активное участие», – аргументировал тогда Сергей Шойгу.

С другой стороны депутат Государственной Думы Валерий Зубов (умер в 2016 году) выступал категорическим противником проекта, который «неправильно было и начинать», и тем более – государственного участия в нем, которое он называл формой датирования бизнеса.

«С самого начала было понятно, что этот уголь никак не сможет конкурировать в цене, например, с кемеровским. Его предполагалось посылать на экспорт в Корею и Китай, хотя в Китае потребности в нем нет. Более того, в цене угля существенную долю занимает стоимость перевозки, и можно представить, насколько тувинский уголь подорожал бы при таком транспортном плече. Если б в этой дороге была хоть какая-то экономическая логика, то ее б начали еще в советские времена, однако, как мы знаем, даже планов таких не было. Если для развития бизнеса была бы выгодна эта дорога, то он бы сам ее и строил. В противном случае мы наносим ущерб всей экономике. Зачем нам бизнес, который себя не окупает? Задача государства – строить дороги к населенным пунктам, а бизнес-проекты должны под это подстраиваться», – заявлял парламентарий. Последний раз идея дороги Курагино–Кызыл обсуждалась незадолго до подписания правительственного распоряжения – на Красноярском экономическом форуме, проходившем 12–14 апреля нынешнего года. Инициатива была вписана в проект создания экономического макрорегиона «Енисейская Сибирь», который активно продвигает исполняющий обязанности губернатора Александр Усс. Среди прочего, ветку предлагалось включить в проект строительства скоростной железнодорожной ветки Красноярск–Ачинск–Ужур–Назарово–Абакан–Курагино–Кызыл. Впрочем, в рамках КЭФ эксперты называли и альтернативные оценки стоимости проекта Курагино–Кызыл – до 270 млрд рублей. О больших надеждах на реализацию проекта заявляет руководство Тывы. Так, представлявший отчет о своей деятельности по итогам 2017 года глава республики Шолбан Кара-оол уделил проекту особое внимание, возложив на него надежду о приходе инвестиций, в том числе из-за рубежа, и улучшении материального положения региона.

«Усиление восточного вектора сотрудничества со странами АТР предоставило возможность, используя приграничное положение, привлечь в республику новые инвестиции. Нами заявлено участие в реализации таких инфраструктурных направлений, как создание Северного железнодорожного коридора на основе строительства ветки «Курагино–Кызыл», автодорожного коридора Красноярск–Хандагайты–Урумчи. Эти проекты характеризуются высокой степенью готовности и вызывают большой встречный интерес со стороны Монголии и Китая», – отметил он.

Многолетний депутат регионального Законодательного собрания (1994–2016 гг.) и бывший председатель краевого Совета народных депутатов (1990–1991 гг.) Всеволод Севастьянов считает проект строительства железной дороги Курагино–Кызыл и освоения Элегеста важным направлением, однако уверен, что работа могла быть еще более масштабной.

«Когда мы говорим о железной дороге Курагино–Кызыл, но основной и по сути единственной целью проекта называется исключительно перевозка угля с Элегестского месторождения. Согласен, это важнейшее и правильное направление. Но ведь проект такой ветки существовал еще в советские времена, и тогда в него включалось гораздо больше. Например, речь шла о развитии Курагинского района. Ведь эта территория ничуть не менее богата полезными ископаемыми.

Каждая станция на пути при этом должна была формировать свой технологический узел. Неясно, почему эта часть проекта не была принята во внимание. Может быть, из-за недостатка денег, может быть – не хватило замаха, могут быть еще какие-то причины. Но просто надо помнить, что перспективы на этом участке гораздо больше ныне заявленных, и надеюсь, что рано или поздно это будет учтено и принято в работу», – полагает эксперт.

Рекомендуем