Изменения в системе энергообеспечения Красноярского края

текст: Станислав Казаченко, фото: 1line.info, gazprom.ru, photos.wikimapia.org

Региональные власти заручились поддержкой Кремля по реализации масштабной многомиллиардной программы газификации.

Региональные власти заручились поддержкой Кремля по реализации масштабной многомиллиардной программы газификации. Однако эксперты предостерегают от резких шагов, признавая экономические, социальные и экологические риски при скоропалительной реализации проекта.

Красноярский край ожидает масштабная программа газификации. Перевести отопление жилья и автотранспорт на газ потребовал Президент РФ Владимир Путин в рамках визита в регион в начале февраля. Это должно стать одной из ключевых мер по улучшению экологической ситуации в краевом центре.

«Да, это недешево для регионального бюджета, но это нужно делать», – заключил глава государства.

Исполняющий обязанности губернатора Александр Усс вскоре после этого заявил, что схема газификации им была получена в декаб­ре прошлого года, и подписан этот документ будет в ближайшее время. Руководитель региона добавил, что «надо потерпеть год-два для того, чтобы изменить экологическую ситуацию в городе».

Известно, что подготовленный структурным подразделением «Газпрома» (ООО «Газпром межрегионгаз») документ предполагал 3 варианта газификации региона, стоимость которых колебалась от 48 до 84 млрд рублей. Первая схема – с использованием ресурсной базы Собинского нефтегазоконденсатного и Юрубчено-Тохомского месторождений и строительством газопровода протяженностью 1 075 километров. В этом случае проект потребует 83,8 млрд рублей.

Второй вариант предполагает строительство магистрального газопровода «Проскоково–Ачинск–Красноярск–Канск–Балаганск» протяженностью 670 километров. Это позволит газифицировать сразу 10 городов и 16 районов края. Такая схема обойдется в 48,8 млрд рублей.

Кроме того, магистраль можно построить от населенного пункта Володино в Томской области. Его длина составит 720 километров, а стоимость работ – 52,1 млрд рублей.

Ранее в пресс-службе Министерства промышленности, энергетики и торговли Красноярского края приоритетной называли самую дорогую из схем, однако позднее Александр Усс заявил, что считает самым реалистичным строительство трубы из Томской области. Реализован он может быть к 2023 году. Впрочем, независимо от выбранного варианта газификации, проект потребует дополнительных затрат на создание инфраструктуры внутри города, объем которых пока не называется.

Проект газификации обсуждался в Красноярском крае на протяжении нескольких последних лет. В частности, такой пункт присутствовал в предвыборных программах различных политических сил, участвовавших в выборах в законодательные и исполнительные органы власти региона, в том числе в кампании будущего губернатора Виктора Толоконского. В октябре 2016 года было заявлено, что генеральная схема газоснабжения была региональным правительством одобрена. По состоянию на апрель прошлого года Толоконский оценивал стоимость проекта в 30–35 млрд рублей. Впрочем, фактическая реализация схемы застопорилась. По неофициальной информации, причиной задержки проекта стала позиция «Газпрома», сомневавшегося в рентабельности и перспективности проекта.

Юрубчено-Тохомское месторождение

Бывший председатель краевого Совета народных депутатов и многолетний депутат Законодательного собрания Красноярского края (1994–2016) Всеволод Севастьянов отмечает, что проект газификации реализовать возможно, однако он вызывает ряд вопросов.

«Давайте для примера возьмем автомобильную отрасль. Сейчас уже созданы электромобили, способные без подзарядки преодолевать до 250 километров, что вполне пригодно для городских потребностей. Однако внедрение такого транспорта идет чрезвычайно трудно и медленно, потому что существует огромная автоиндустрия, где крутятся большие деньги и занято огромное количество людей. Применительно к ситуации с газификацией, по сути, действует тот же принцип. Край является одним из центров угледобычи в стране, и если регион сам начнет сокращать потребление угля, то это станет огромным экономическим переломом. Построить трубу до Красноярска – вопрос непростой, затратный, но решаемый. Хотя и тут есть свои трудности: у нас, конечно, не арабская пустыня с барханами, но имеется большое количество естественных преград: гористая местность, сопки, реки. Все это надо учитывать при прокладке трубы. Но это тоже можно учесть. А вот как быть при этом с угольной промышленностью – тема куда более сложная. Поэтому я сомневаюсь, что вопрос так запросто будет решен в ближайшие годы.

К тому же, когда утверждается, что газификация решит экологические проблемы – тут явное преувеличение, если не преднамеренное передергивание. Я хочу напомнить, что в Норильске газопровод есть, но экология там хуже некуда. И еще в обсуждаемом проекте пока не говорится о цене для конечного потребителя. Мы ведь не знаем, сколько будет стоить газ. Допустим, сейчас им отапливать получается дешевле угля, но вполне вероятность, что в перспективе ситуация измениться», – рассуждает он.

Генеральный директор компании «Сибирская финансовая система» Валентин Богомолов отмечает, что проект несет определенные риски для региональной экономики и для рядовых потребителей.

«Нужно понимать, что вложенные затраты необходимо будет отбивать. Если даже строительство газопровода полностью возьмет на себя государство, то энергетическим компаниям необходимо будет произвести переоборудование, переориентировавшись с угля на газ.

В конечном итоге все это будет заложено в тариф, и я допускаю, что в среднесрочной перспективе его стоимость может возрасти в 2–3 раза. Большой вопрос касается и действующих угольных предприятий. Сейчас они часть добываемого сырья отдают на отопление в регионе, а другую отправляют на внешний рынок. Если из-за газификации им придется сократить добычу и реализацию, то это гарантированное сокращение объемов платежей в бюджет и рост безработицы.

Но даже если компании смогут полностью переориентироваться на внешний рынок, их устойчивость будет под вопросом. Без гарантированного обеспечения сырьем  местных потребителей компании станут очень зависимыми от мировых цен на уголь и конъюнктуры спроса на него. А это значит, что и объемы налоговых платежей станут менее предсказуемыми, и, вообще, экономическая ситуация в регионе будет во многом зависеть от факторов, на которые повлиять местные власти не могут», – рассуждает эксперт.

Впрочем, дополняет Богомолов, окончательный список источников финансирования и путей реализации пока не утвержден, проект находится на ранней стадии проработки, а значит все перечисленные факторы риска еще могут быть учтены в документе.

Красноярский эколог, руководитель общественного объединения «Плотина.Нет!» Александр Колотов обращает внимание, что организация электро- и теплоснабжения на основе газа тоже имеет свои экологические риски.

«Перевод системы энергоснабжения с угля на газ, конечно, экологичнее, но не настолько радикально, как это пытаются представить. И то, и другое связано с определенными выбросами в атмосферу.  Ущерб природе может нанести и сам процесс строительства газопровода. Можем вспомнить процесс строительства ВСТО и активные протесты местных жителей, благодаря усилиям которых только и удалось отвести трубу от Байкала. Или огромную экологическую полемику вокруг нынешнего проекта «Северного потока-2». Надо помнить и о том, что один из главных загрязнителей воздуха – это Красноярский алюминиевый завод, вопрос о выносе которого за пределы города обсуждается уже давно. Давайте представим, что это произошло, и КрАЗа у нас больше нет. Сразу возникнет вопрос – куда девать энергию Красноярской ГЭС, которая почти целиком работала на обеспечение этого предприяия. Может быть, целесообразнее бы было перенаправить ее энергию на обеспечение города, чем строить новую трубу?

Кроме того, регион исторически развивался вокруг освоения Канско-Ачинского угольного бассейна, и если потребность в этом угле отпадет, то нужно просчитать не только экономические, но и экологические последствия, то есть заниматься консервацией выбывших мощностей, чтобы избежать ущерба окружающей среде. Так что, с учетом всего вышеказанного, прежде чем приниматься за проект, необходимо провести комплексный анализ – действительно ли экологическая выгода от газификации покрывает все негативные аспекты, которые могут возникнуть в рамках программы газификации», – заявляет Александр Колотов.

Рекомендуем